Жигарев владимир москва секс знакомства

Депутатская любовь Сергея Жигарева с непростой казанской девчонкой

жигарев владимир москва секс знакомства

Бесплатно скачать книгу Владимира Рябова "От знакомства до секса за 4 часа" larkbraninrod.tk PLUS 1 . Саша Жигарєв.. 1. нифы ^)ссср. Р 1 0 Л М А. I___ I М Е Д И А Г Р У П П. Москва. Иногда знакомство с историческими документами вызыва ет самые грустные Жигарев. Последние вышли в 1. т. Молотов. 2. т. ное только пивом, тряпками и пока отсутствующим сексом. Вот что пояснила Ольга Синтюрева: с депутатом Жигаревым познакомилась в сентябре года. Вместе с матерью переехала в Москву в «нулевых» годах. Вскоре после знакомства с депутатом у Ольги появился новенький И речь здесь совершенно не о сексе или совместном.

Отношения даже чем-то напоминали игру. На майские праздники народный избранник пригласил даму сердца в Италию. А по возвращении его ждал серьезный разговор с женой — та вычислила соперницу и поставила мужа перед неопровержимыми фактами. Мужчина не стал увиливать и честно сознался во.

Сказал, что он взрослый человек и полюбил другую, молодую и привлекательную женщину. Супруга после этих слов указала на дверь. Политик, как настоящий джентльмен, ушел из дома с одним чемоданом. Верный друг Кравченко предложил бездомному депутату кров в этих апартаментах.

До середины июня в отношениях пары, судя по всему, царила идиллия. Депутата часто видели в ресторане при отеле с Ольгой. Большой компанией с подмосковными предпринимателями 19 июня они смотрели футбольный матч Россия—Египет. По словам очевидцев, депутат даже обсуждал свои рабочие дела по телефону Ольги — так ей доверял. Вместе с тем девушка, как настоящая актриса, похоже, тщательно маскировалась, делая вид, что счастлива, а сама искусно пыталась получить власть над поклонником.

Но и Жигарев никогда не был подкаблучником, вот что на условиях анонимности рассказал человек из его окружения. И речь здесь совершенно не о сексе или совместном времяпрепровождении — она дала ему то, чего он не мог испытать ни в семейной жизни, ни с кем-либо из других женщин.

Она дала ему эмоциональную встряску, страсть — навязала борьбу, в которой то давала ему власть, то отдалялась, заставляя его страдать Впрочем, возможно, девушка тоже страдала из-за отношений. Так, 22 июня Ольга звонила ясновидящей Лолите.

Что это за неприятные вещи, история умалчивает. Таинственный медвежатник Судя по объяснениям фигурантов уголовного дела, в конце июня Жигарева ждал удар.

Он стал подозревать, что Ольга спекулирует на чувствах. Похоже, девушка действительно вела параллельную жизнь. Встречалась с бывшими бойфрендами. Так, заявила, что поедет с мамой в Италию, а на самом деле летала в Грузию. Там она встречалась с местными бизнесменами, была и фотосъемка. Организаторы не смогли пояснить нам, что это было за мероприятие вероятно, для узкого круга лиц.

Из моделей там значилась одна лишь Ольга. Еще в июне Жигарев начал находить пластиковые коробочки с сим-картами китайского производителя, похожие на прослушивающие устройства в квартире и машине. Влюбленный депутат на первых порах даже оправдывал Ольгу в мыслях — мол, это она так ревнует.

Но это была иллюзия. Когда в конце июня он был в отъезде, сейф апартаментов вскрыли позже на очной ставке с Ольгой Жигарев заявил, что 2 млн принадлежали ему, а остальная сумма Кравченко. По странному совпадению после кражи девушка внезапно исчезла, телефон был заблокирован.

Парламентарий заподозрил, что пропажа наличности, возможно, дело рук Ольги. Но не торопился писать заявление в полицию. Хотел сначала получить объяснения от. В то время он все еще был ею очарован. Как выяснилось, примерно в это время Ольга пересекалась с прежним кавалером — бизнесменом Эльдаром имя изменено.

Ему она рассказала, что устроилась на работу в Росреестр. Эльдар, к слову, хорошо отзывается об Ольге — мол, воспитанная, порядочная, денег не просила. А коллеги Ольги по работе сейчас неохотно говорят о сотруднице. Но вернемся к главной сюжетной линии этого романа.

Адвокаты спутницы избитого депутата Госдумы могут поставить вопрос об ее вменяемости

Вместе с водителем Жигарев однажды дождался Ольгу возле работы. Увидеть поклонника та явно не ожидала. А в откровенном разговоре тет-а-тет созналась — все эти месяцы она играла, собирала информацию о жизни любовника, планируя в какой-то момент использовать досье в своих целях. Была уверена, что потерявший голову от любви ухажер станет содержать ее семью.

А потом, со слов Жигарева, она якобы призналась ему, что взяла деньги и поделилась с двумя исполнителями хотя, судя по видеокамерам, в отеле была с мужчиной — возможно, второй поджидал неподалеку. Но пообещала отдать кавалеру наличные — 10 млн сразу, а еще 10 млн — вернуть позже, правда, не пояснив депутату, откуда у нее может появиться столь внушительная сумма. Так это было в действительности или это только слова потерпевшего, утверждать не беремся.

Депутат, судя по всему, и на этот раз поверил, он был готов простить Ольгу. А той встречей остался доволен. А потом особа вновь пропала. Терпение даже у парламентария — и то небезгранично. Она взяла трубку, ответив на незнакомый номер. К этому времени парламентарий уже не смотрел на происходящее сквозь розовые очки. Тем не менее согласился на встречу в ресторане. Он не ожидал подвоха и не думал, что это конец его надеждам и мечтам, поэтому смело отправился в заведение.

А в машине, до того как его избили, опять вел неприятный для Ольги разговор про возврат денег и дорогущих подарков. По версии следствия, такое преступление, конечно же, требует подготовки.

Как же оно готовилось? Дама стала общаться с неким Тимуром. Впрочем, полицейские быстро установили настоящее имя мужчины. Тимуром представлялся уроженец Чеченской Республики по имени Ибрагим, года рождения. Он родом из Калмыкии. На заработки перебрался в Первопрестольную.

Занимался продажей машин, ремонтом и строительством, а также вскрытием квартирных и автомобильных замков, сейфов — для этих целей он даже создал сайт.

Представлялся где как — то Тимуром, то Ибрагимом. Мужчина, по оперативной информации, ранее не был судим, хотя его деятельность в Москве сомнительна. Так, Тимур-Ибрагим выставлял на продажу автомобили с подозрительным происхождением. Может быть, тут удача улыбнется наконец полицейским и они отыщут пропавшие без вести машины. Нельзя сбрасывать со счетом и навыки Тимура-Ибрагима к квартирным кражам — он был мастером по вскрытию замков, что может помочь и в раскрытии квартирных краж.

В ходе следствия выяснилось, что Ольга интересовалась и другими специалистами по сейфам. Многие отказывали, когда узнавали, что документов на сейф. За пару дней до вскрытия сейфа Ольга зачем-то звонила в фирму по продаже неодимовых магнитов. Эти штуки прекрасно знают коммунальщики — некоторые граждане с помощью подобных материалов экономят на электроэнергии, останавливая счетчик. Ольга интересовалась магнитом с определенным размером 70 на 60 мм.

Знатоки в этом деле в один голос говорят: Но такого в продаже не. Судя по всему, косвенных улик против Ольги у следствия предостаточно. Плюс специфический настойчивый интерес к мастерам-сейфовикам. Оперативники изучили поисковые запросы в Яндексе.

И открылся факт — девушка искала рецепты приготовления ядов в домашних условиях. Так что дело могло принять трагический исход. К учительнице относились с уважением, и в душе Аня всегда чувствовала себя ответственной не только за себя, но и за маму. На лице дочери Ирма прочла немой вопрос: Третьеклассники встретили новенькую приветливо.

жигарев владимир москва секс знакомства

Вошла учительница, молодая женщина с добрым лицом. Дни бежали за днями. На первых порах Ане приходилось трудно. Одно дело - разговорный язык, другое - грамматика. Девочка была усидчива и прилежна. Старалась обходиться без помощи взрослых. И в Ургенче она редко просила маму помочь. Во Вроцлаве же Ирма вряд ли могла бы это сделать. Ее польский язык заметно хромал. Не раз Ирма пыталась устроиться в школу преподавателем начальных классов.

И всякий раз директора школ, улыбаясь, объясняли: Дети должны видеть в своем наставнике образец владения родным языком". Известий о судьбе Германа по-прежнему не.

Реакция мужчин на девушку с ВИЧ [Сайт знакомств]

Ирма писала в Главное политическое управление Войска Польского, министру обороны Ответы приходили быстро, но ничего утешительного в них не содержалось: Несколько раз Ирма ездила в Варшаву, пытаясь связаться с родственниками Германа, но и их найти не удалось. Этот школьный утренник особенно запомнился одиннадцатилетней Ане.

Все мальчики приходят в белых рубашках, девочки - в платьицах с белыми фартуками". Аня долго и тщательно гладила платье и фартук, вертелась у зеркала. В семье говорили по-русски. По-русски Аня читала стихи на уроках родного ей с детства языка. А вот говорить с соотечественниками, общаться с ними ей не приходилось.

Аня никогда не задумывалась об. Правда, порой, особенно в вечерние часы, когда долго не удавалось заснуть, она вспоминала родной Ургенч, соседей, школьных товарищей Теперь же, услышав объявление учительницы, девочка затосковала по России, по родному языку. Весь класс захлопал, когда в дверях появились военные в советской форме - майор и лейтенант с боевыми наградами на груди.

Чтобы директор школы подошел к ней, взял ее за руку, подвел к русским военным и сказал: Но ребята дружно загалдели: О штурме Берлина - гитлеровского логова, хотите? И майор начал рассказ о битве за Берлин, о своих товарищах, смелых и мужественных людях, погибших за несколько дней до окончания войны. Ребята слушали притихшие и взволнованные. Аня ощущала, как закипают слезы. Слезы радости, гордости за своих соотечественников, за советских солдат, сумевших одолеть сильного и коварного врага, спасти от уничтожения и этих польских ребят, сберечь их детство.

  • Анна Герман
  • Несчастная любовь депутата Жигарева: что связывало его и молодую модель

Слезы тоски по родине, такой близкой и памятной, но и такой далекой, почти недосягаемой. Много лет спустя Анна Герман вспомнит этот послевоенный утренник во вроцлавской школе.

Одна знакомая пришлет ей стихи Риммы Казаковой о ребятах, почти еще детях, о советских солдатах, отдавших жизнь за то, "чтобы было небо голубое, цвела высокая трава". Анна напишет музыку к этим стихам и споет свою песню на торжественном открытии Дней польской культуры в Кремлевском Дворце съездов в Москве А тогда ребята обступили со всех сторон советских воинов, трогали их ордена и медали, задавали вопросы, дарили рисунки на память. Аня же, выждав минутку, подошла и робко, глядя в армейский ремень, призналась: Это было удивительное время.

Страна, которую гитлеровцы фактически стерли с лица земли, города и села которой превратили в груды руин, а ее саму покрыли сетью самых страшных в Европе лагерей смерти, возрождалась из пепла, набирала силу и мощь. Шестьсот тысяч советских воинов отдали жизнь за освобождение Польши. Тысячи советских специалистов плечом к плечу вместе с польскими строителями трудились над восстановлением братской страны В одном из полуразрушенных зданий в самом центре Варшавы, на Маршалковской, открыл свое кафе широко известный еще до войны певец Мечислав Фогг.

Он пел о прекрасном городе на Висле, о безмятежном счастье влюбленных, о городской суете, обычных радостях жизни. К концу таких вечеров посетители пели уже вместе с Фоггом. И словно уходили навсегда в ночь все тяготы, скудность и неустроенность быта. Мечислав Фогг превосходно знал варшавский песенный фольклор, всегда остроумные бытовые песенки варшавских улиц.

В его исполнении они всегда звучали интеллигентно, мягко и весело. Он моментально находил контакт с любой аудиторией, шутил, рассказывал анекдоты. И снова возвращался к музыке. Позже его концерты часто передавались по радио, и люди собирались у приемников, чтобы послушать любимого артиста. В то время, в году, вчерашние "друзья" из довоенных шикарных варшавских ресторанов присылали ему подметные письма - грозили повесить на первом столбе за сотрудничество с народной властью.

Он поехал за границу - в Англию, Францию, Бельгию, - выступал перед эмигрантами, простыми солдатами Андерса, запуганными и обманутыми своими командирами, которые твердили им изо дня в день, что, мол, Польша - теперь русская колония и по возвращении их ожидает смерть или, в лучшем случае, Сибирь.

А Фогг рассказывал правду. Он говорил о трудностях - о холоде, голоде, нужде. Но и об огромной, невиданной доселе энергии простых тружеников Варшавы, поднимающих свою столицу из развалин. Далеко не все поверили певцу. Но многие поверили и вернулись на родину, в который раз осознав элементарную истину, что не может быть счастья без родной земли Когда мать получила письмо из Министерства национальной обороны ПНР, она не зарыдала, не закричала, а села за стол, подперла подбородок руками и уставилась в пустоту.

О чем она думала? Наверное, о том, что письмо лишь подтвердило истину, давно ей известную, но которую она гнала от себя, не желая расстаться с надеждой, которая поддерживала ее, давая силы, заставляя забывать тяготы жизни.

Он навсегда вписал свое имя в славную историю ратных дел нашего народа, в летопись польско-советского братства по оружию". Теперь, когда последняя надежда исчезла, встал вопрос, как быть.

Вернуться в Советский Союз, попытаться там, в Ургенче, наладить свою жизнь? Не поздно ли, когда тебе за сорок? А как быть с Аней? Ведь дочь уже в седьмом классе польской школы, отлично учится, у нее свои друзья, планы, привязанности.

И выдержит ли измученная болезнью бабушка долгое и трудное путешествие? Они давно переехали из общежития и снимали комнатушку на окраине Вроцлава, в сером мрачном доме, построенном еще в начале XIX века, плохо отапливаемом, со множеством соседей, которые встречались в ранние утренние часы и поздно вечером на кухне, где всегда шипели примусы. Соседи в основном были милые, симпатичные люди, переселенцы из восточных районов Польши.

Говорили с восточным акцентом, слегка растягивая слова. К "русским" - так называли здесь семью Герман - относились доброжелательно, жалели, иногда в воскресные дни приглашали на общий "семейный" обед. Выставляли стол, точнее, сдвигали несколько кухонных столов в один, накрывали свежей скатертью.

Миша Фурдь | ВКонтакте

Появлялись картошка, соленые огурцы, "колдуны", напоминавшие наши пельмени, водка. Ирма отпивала лишь глоток, ссылаясь на плохое самочувствие, но оставалась на кухне все эти долгие, наполненные шумными разговорами часы, Аня любила такие застолья.

Говорили о самом разном - и о политике, и о том, что Зося с нижнего этажа слишком часто меняет кавалеров, а это к добру не приведет. И о новом "фольксвагене", который неизвестно с каких доходов купил пан Розвадовский, и о тройне, которую родила худенькая, болезненная Магда, работница швейной фабрики, что на аллее Красной Армии. Теперь ей обязательно дадут отдельную квартиру. Застолье кончалось коллективным пением. Собственно говоря, только ради этого Аня и выдерживала все эти нескончаемые и весьма мало ее интересовавшие разговоры и сплетни.

Пели в основном народные песни, те, которые она когда-то слышала от отчима. Пели с душой, чисто, как хорошо отрепетированный хор, тщательно готовившийся к выступлению на ответственном концерте. Аня молчала, боясь нарушить чистоту и монолитность хора, руководимого смешным веселым человечком - парикмахером Антони.

Но был в огромной густонаселенной квартире один человек, который не принимал участия в застольях. Не потому, что был высокомерен или чурался соседей. Просто рабочий день пана Юрека складывался иначе, чем у других жильцов. Он вставал поздно, варил в одиночестве кофе на кухне, и Аня, возвращаясь из школы, часто заставала его за этим занятием.

А я вот никогда нигде не учился, Однако живу, и, как видишь, неплохо. Аня приходила в его маленькую каморку, сплошь заваленную каким-то хламом, пыльными абажурами, широкополыми шляпами довоенной моды, погнутым барабаном.

Посреди, как островок, возвышалось старое расстроенное пианино, всегда открытое. Пепельница умещалась тут же и была сплошь заполнена грудой окурков. Пан Юрек работал в ресторанном оркестре, а "самая работа", как нередко повторял он, "начинается после двенадцати". Он отпивал глоток кофе, присаживался к пианино, томно закрывал глаза, касался клавиш и легонько наигрывал сентиментальные мелодии.

И, не дожидаясь ответа, зажмурив глаза, негромко напевал ресторанные шлягеры. И обязательно, непременно верить в то, о чем ты поешь. А вот наша певица Люцина так не считает. У нее ни голоса нет, ни сердца. Ни души, ни ума. Слушая пана Юрека и глядя на его лицо, на котором ежесекундно появлялись самые разнообразные гримасы, Аня хохотала и хлопала в ладоши.

Трудно было догадаться, когда он шутит, а когда говорит серьезно. Разве можно ее не любить? А теперь время упущено, Музыке надо учиться с детства, с трех лет Он неожиданно преображался, глаза его расширялись, он бросался к пианино, и комната наполнялась бурными, страстными аккордами.

Шестилетнюю, мама взяла ее на концерт известного пианиста, приехавшего на гастроли в Ургенч. В отличие от других малышей, которые после первых минут ошеломленного осваивания теребили родителей, начинали болтать, зевать, а немного погодя и хныкать, Аня весь концерт просидела как завороженная.

Она не отрываясь смотрела на пианиста, сильные руки которого неистово ударяли по клавишам, наполняя пространство зала то щемящими сердце жалобными мелодиями, то светлыми нежными переливами, то радостными торжественными аккордами.

После концерта девочка начала буквально приставать к маме, чтобы та купила ей пианино. Аня редко что просила у мамы, и к этой неожиданной просьбе дочки Ирма отнеслась со всей серьезностью.

Аню отвели к знакомой учительнице музыки. Та, прослушав девочку, улыбнулась: О покупке пианино не могло быть и речи. Денег и так едва хватало.

Аня ходила разучивать нотную грамоту к той же знакомой учительнице, занималась старательно и самозабвенно. Но тут началась война, и про музыку забыли. Теперь, в каморке пана Юрека, девочка влюбленно смотрела на оживающие под тонкими пальцами ресторанного пианиста клавиши.

Секс-тренеру Алексу Лесли грозит отрыв тромба в тайской тюрьме

Иногда он усаживал Аню рядом на табуретку и веселыми глазами следил за тем, как она старается одним пальцем подобрать мелодию.

Вот выгоним Люцинку на пенсию, будешь у нас в "Бристоле" звездой! Этот вопрос Аня впервые задала себе в восьмом классе и с ужасом обнаружила, что однозначно ответить на него не. По всем предметам она училась одинаково хорошо. Учителя ее хвалили, ставили в пример другим. На родительских собраниях пани Ванда, отчитывая родителей неуспевающих, повторяла: В таких трудных условиях живет: К тому времени мама уже работала учительницей в начальных классах.

Жить стало легче, но по-прежнему они стояли в длинной и, как им казалось, бесконечной очереди на квартиру. Но стоило представить себя среди маленьких мальчишек и девчонок, как она чувствовала себя вдруг одинокой и беспомощной Нет, труд преподавателя требует особого дара - терпения, сосредоточенности, силы воли.

Она видела, как часто мама вставала по утрам в плохом настроении, с сильной головной болью, но в школе на уроках преображалась. Всегда одинаково ровная, спокойная, доброжелательная. Соседка тетя Зося звала ее к себе в мастерскую - там и зарабатывать можно впятеро больше, чем мама, и самой себя обшивать и одевать. Аня задумывалась о будущем.

До пятнадцати лет она казалась обычной девчонкой, ничем внешне не выделявшейся среди сверстниц. А потом буквально за несколько месяцев, что называется, "вымахала". Мальчишки стали подтрунивать над. Она уже смирилась с тем, что мальчишки во время танцев на школьных вечерах обходят ее стороной, не пишут ей, как другим, любовных записок, не назначают свиданий. Придумала сама себе прозвище "гадкий утенок" и пыталась с достоинством переносить все выпадавшие на ее долю обиды.

Она тяготилась своим "физическим уродством", мешавшим ей жить такой же беззаботной и естественной жизнью, какой жили ее школьные подруги, переписывавшие в свои блокнотики лирические стихи Мицкевича и Тувима.

Апатия сменялась бурной жаждой деятельности. Она смеялась над недавними настроениями, упрекала себя в безволии и сумасбродстве, ставила себе в пример любимых литературных героев и исторических персонажей. Пожалуй, из всех героев ей больше всего нравились пушкинская Татьяна и Анна Каренина. Аня, как никто другой, понимала переживания страдающей Татьяны. В своей тезке Карениной Аня восхищалась силой чувств, а главное - способностью неудержимо устремляться навстречу неведомому.

О, как хотелось ей быть счастливой и любимой! Где тот Онегин, который прилетит к ней по темным узким переулкам старого Вроцлава? Где Вронский, который станет шептать ей ласковые слова на старой скамейке против городской ратуши? Ну а если личное счастье все-таки не состоится? То и тогда не следует вешать носа, надо глотнуть свежего воздуха - и в путь, навстречу неизвестному! Пусть все маршруты перепутаны и ты не знаешь, в какой поезд тебе вскочить на ходу и до какой станции добраться.

Но тебе всего семнадцать лет. Поэтому - в путь! Аня вернулась домой - веселая, уверенная в себе, в правильности своего выбора. Дело в том, что в последний год ее больше всего привлекала живопись.

На стене у кровати висели репродукции картин великих мастеров. Аня рисовала на листах тетрадной бумаги знакомые лица или любимые места старого Вроцлава - рыночную площадь, ратушу, костел святой Анны. Свои работы она показывала только бабушке и маме. Бабушка гладила внучку по голове, восторженно вздыхала: В нашей семье еще художников не было".

Ирма надевала очки Аня никак не могла привыкнуть к этому и подолгу рассматривала рисунки дочери. Что влекло Аню к живописи? Стремление выразить и запечатлеть человеческие сомнения и печали, невзгоды и активную радость жизни? Или процесс творчества, который, словно отрывая ее от земли, приносил ни с чем не сравнимое счастье созидания?

Во всяком случае, документы во вроцлавскую Высшую школу изящных искусств на отделение живописи у нее приняли. Сухонький, поджарый профессор, подойдя к окну, долго и внимательно рассматривал ее работы. Да и откуда ее взять? У вас ведь не было наставника-профессионала. Аня выбежала из здания Школы в радужном настроении, веселая, уверенная в том, что теперь она окончательно определилась: И вот разговор с матерью.

Будничный, короткий, остановивший романтический полет мечты. Можно сказать, невеста на выданье, а у нас все еще нет своего угла. У тебя одно выходное платье, у нас нет ни сбережений, ни богатых родственников. Я первый раз говорю с тобой так откровенно, доченька. Не знаю, станешь ли ты меня осуждать или винить за все наши мытарства? И я так хочу тебе счастья, хочу, чтобы в будущем ты не знала нужды. Ты собираешься стать художницей. Конечно же, я буду помогать тебе во время учебы, как смогу.

Попробую увеличить количество часов в школе, возьму еще учеников. Ну а что потом, после учебы? Ты уверена, что сможешь сказать свое слово в живописи, что твои работы пробудят у людей интерес? Да ты только вспомни, сколько великих мастеров мучились всю жизнь в нищете и умерли в нищете!

Признание-то приходило потом, уже после смерти Но Аня уже не слышала. Она думала о профессии, которая смогла бы обеспечить ей жизнь без нужды, с лихвой знакомой ее маме, самому близкому человеку. Новые друзья резко отличались от вчерашних.

Впрочем, ребят, попавших на факультет сразу после окончания школы, было не так уж много: В основном это были отслужившие в армии рабочие геологических партий. На третьем курсе она запишет в своем дневнике: Но речь в ней идет не только о строении Земли и об исследовании ее глубин. Чтобы понять процессы, происходящие в сердце вулканов, на дне океанов и еще глубже, надо хорошо знать процессы, происходящие на поверхности Земли, вещи, касающиеся самого человека, который, как известно, сам неотъемлемая частица природы, Земли и имеет огромное влияние на формирование ее строения.

И поэтому все человеческое не может быть чуждо геологу". Что она подразумевала под этими словами? Радость общения с друзьями на студенческих вечеринках? По-видимому, это и есть надежная профессия, которой желала ей мама. Но это и романтика, и познание нового, и холодные ветры, и изнуряющая жара. А главное, это путь в неизвестное, манящее своей таинственностью.

Но путь к романтике вел сквозь напряженные дни учебы, требовавшие от студента самодисциплины, огромной работоспособности, изучения самых разных предметов - физики, химии, биологии, высшей математики, философии, логики и еще целого ряда специальных наук.

Как и в школе, у Ани не было любимых или нелюбимых предметов. Ко всем занятиям она готовилась одинаково тщательно, отвечала четко, уверенно.

Образцово вела конспекты, охотно помогала сокурсникам перед сессией и радовалась их успехам в учебе не меньше, чем собственным. К этому времени ее фигура как-то незаметно выровнялась и, несмотря на высокий рост, девушка стала удивительно складной и пропорциональной.

Она носила коротенькую модную юбку, которая выделяла ее прямые стройные ноги. Парни оглядывались ей вслед, озорно подмигивая друг другу: Она отказывалась, но очень по-доброму.

Смотрела прямо в глаза, иной раз откровенно наглые, улыбаясь, отвечала, что очень занята и у нее нет ни минуты свободного времени. И это было сущей правдой. Учеба требовала от нее максимума усилий, полной самоотдачи. Она решала сложнейшие математические задачи, зубрила химические формулы, готовилась к экзамену по философии. Но сквозь страницы учебников она видела себя в открытом поле с рюкзаком за спиной, шагающую уверенной, твердой походкой.

Рядом с ней товарищи. С безоблачного неба светит яркое солнце, а вокруг разлит опьяняющий запах свежей листвы, полевых цветов. Синяя гладь лесного озера Несколько дней сумбурная и от этого еще более радостная подготовка к долгим странствиям по полям и лесам.

И вот оно, долгожданное, открытое всем ветрам широкое поле, белоствольная березовая роща, а за ней густой смешанный лес! Тут можно затеряться и бродить, радоваться пению лесных птиц, солнечным лучам, зайчонку, выскочившему из-под сломанной ветки, - радоваться молодости и жизни.

Почему Аня записалась в секцию скалолазов? В конце концов она призналась себе, что во всем виноват Петрусь - высокий, крепкий парень, с открытым лицом и ясными голубыми глазами. К тому же еще и сильный, ловкий, умелый. Когда он подходит к тебе и проверяет твое снаряжение, чувствуешь себя такой счастливой Как хорошо шагать рядом с Петрусем, чувствовать его сильную руку, его дыхание, когда он помогает тебе продвигаться по холодному, мрачному гроту.

Но еще больше она любила возвращение. Тогда можно положить голову на колени Петрусю, сидящему у костра, помолчать, а потом заснуть, зная, что он рядом Она оставляет след в сердце каждого. Когда она уходит, кажется, будто кончилась жизнь. Он здесь, где-то близко.

Но его уже никогда не будет рядом с. Случайно столкнувшись в дверях, он безразлично бросит тебе: После окончания третьего курса Аню вместе с двумя подругами маленькими Янечкой и Богусей - направили на практику в поселок Пшов в Верхней Силезии. Там расположилась шахта по добыче каменного угля, которую бойкие Анины подружки сразу же прозвали "Тезкой" шахта называлась "Анна". А смерив взглядом Аню, покачал головой. Подружкам вашим все-таки полегче, у них рост шахтерский.

В справедливости его слов Аня убедилась на следующий же день, когда лифт опустил практиканток на дно глубокой шахты. Выйдя из лифта, Аня ощутила дурноту: Но взяла себя в руки, попробовала улыбнуться у нее уже выработался рефлекс улыбаться всегда, когда тяжело и шагнула в узкий тоннель. Первые несколько метров она шла согнувшись, следом за проводником. Сзади, пугливо озираясь, семенили Богуся и Янечка. Проход сужался, потолок прижимал книзу. Они ползли за проводником, изо всех сил стараясь не отстать.

Аня ударилась о какой-то выступ. Потом она часто вспоминала этот свой спуск. Сколько раз ей в жизни довелось "ползти", пробиваться вперед, не обращая внимания на ссадины, учиться на ошибках, подавлять страх. И снова идти. Следующий день девушки пролежали в лежку на кровати, залечивая ссадины.

К вечеру они уже выглядели бодрыми и жизнерадостными. В рабочей столовой к ним подсел инженер. Приедете к нам работать? Шахта - это вам не университетская аудитория. Не потерянное ли это время?! Наоборот, я очень довольна, что мне дано было хоть на мгновение заглянуть в интереснейшую книгу, которая называется наукой о Земле.

Это позволило мне увидеть и понять много проблем, касающихся жизни на Земле теперь и в прошлые геологические периоды.

Другие занятия, которые бы мне более пригодились, такие, например, как музыка или живопись, не обогатили бы так моего миропредставления, как геология". Первый человек, абсолютно убежденный в том, что Анна должна стать именно профессиональной певицей, - ее школьная подруга Янечка Вильк. Это была бойкая рыженькая девчушка с озорными мальчишескими глазами, неугомонная болтунья и непременная участница всех ребячьих игр, а позже неизменное "доверенное лицо" ее увлечений и тайных свиданий.

Однажды, когда Аня училась в пятом классе, мама взяла ее и Янечку на новогоднюю елку для малышей. Их встретил веселый Миколай - польский Дед Мороз эту роль исполнял артист Вроцлавской эстрады - и, как бы оправдываясь, сказал, что Снегурочка заболела и теперь он в полной растерянности: Да к тому же артист, - пристыдила его мама, нельзя так разочаровывать малышей.

Вот моя дочурка Аня, ну чем вам не Снегурочка? Девочка почувствовала, как ее лицо заливает краска, а мама ласково спросила: Утренник для ребят получился. Миколай рассказывал сказки, загадывал загадки, а потом дарил подарки.

жигарев владимир москва секс знакомства

Малыши, взявшись за руки, водили хоровод. А в самом центре зала стояла Аня Герман и звонким, прозрачным, светлым голосом пела знакомые всем песенки про Новый год - про зайчат, нарядивших в лесу елку, про пана Твардовского, героя польских народных сказок и былин, отправившегося на Луну. Она пела чисто, спокойно, без лишних эмоций.

Янечка, которая поначалу подпевала ей, изо всех сил стараясь ее перекричать, вдруг замолкла: Аня пела и пела. Когда она замолкла, малыши зааплодировали, начали стучать ножками и дружно требовать: Она была от души благодарна заболевшей Снегурочке. Ведь сегодня она стала ну, может, и не героиней утренника, но человеком, который подарил малышам столько радости и веселья. А в ушах шум и крики: Ребятишки пытались, уловить смысл песни на незнакомом для них языке.

Аня старалась как можно четче и яснее выговаривать слова. А когда поняла, что ее все-таки не понимают, жестами попыталась донести содержание несложной песенки. Ребята захлопали и еще отчаяннее потребовали "биса". Про Миколая, который докуривал сигарету у приоткрытого окна, все забыли. Все маленькие дети поют. Поют песни, услышанные в кино, по радио, теперь и по телевидению, на концертах, в школе и на улицах, от родителей и друзей по детскому саду.

Поют дети, которые в будущем станут учеными, конструкторами ракет, врачами, рабочими. Поют и дети, которые потом станут профессиональными певцами и артистами. Их биографы начнут старательно отыскивать, когда же объект их исследования впервые запел. Отыскать такую дату в биографии Анны Герман оказалось делом непростым. Сама она говорила мне, что почувствовала тягу, точнее, необходимость петь лишь на последнем курсе геологического факультета Вроцлавского университета.

Мама же и бабушка утверждали, что она пела с детских лет. Но этому не придавали особого значения: А абсолютный слух, о котором говорила учительница музыки в Ургенче? А чистота и обаяние ее голоса, покорившие вряд ли разбиравшихся в музыке малышей?

Говоря откровенно, в семье, постоянно испытывавшей нужду, которой в силу тех или иных причин пришлось скитаться, думать о том, как бы прожить, заработать на жизнь, почти не обращали внимания на безусловное дарование девочки, шедшей к призванию длинными окольными путями.

Не стоит, да и бессмысленно сетовать на судьбу, собираясь произнести столь хорошо известные, но, увы, малозначащие слова: Аня пожала плечами и улыбнулась: У каждого есть хобби. А мое хобби музыка, песня! Во время ее выступления в зале шумели, переговаривались. Потом - редкие аплодисменты, умолкшие, едва Аня скрылась за кулисами. Ой, я прямо заслушалась Дурочка, ты что расстроилась? Да они же ни черта не понимают в пении, их только дрыганье ногами интересует!

Аня засмеялась от неожиданности, и слезы сразу высохли. Когда девушки выходили из клуба, их окликнул высокий молодой человек в темных очках, свитере и потертых джинсах. Был бы рад, если бы вы приняли мое предложение стать членом нашего коллектива. Студенческие театры в Народной Польше в конце х годов Без них невозможно представить художественную жизнь страны тех лет. Тут собирались энтузиасты, страстно увлеченные своим делом. В каждом вузе существовал свой театр, с собственным репертуаром, собственными авторами и, разумеется, собственными исполнителями.

Репертуар этих театров мгновенно откликался на события международной и внутренней жизни. Пожалуй, главным их достоинством, тем, что резко отличало их от профессиональных коллективов, были злободневность, острота подхода к теме. Нередко и маститые авторы бесплатно предлагали студенческим театрам свои произведения, считая это за честь. Среди таких авторов, например, Ежи Юрандот, автор прекрасных пьес и юмористических рассказов, его жена Стефания Гродзеньская, писатели Станислав Ежи Лец, Станислав Рышард Добровольский.

Помню, как Ежи Юрандот и Стефания Гродзеньская, у которых я гостил в Варшаве несколько дней, повезли меня в один из таких студенческих театров. Зал был переполнен зрителями, за полкилометра от входа спрашивали лишний билетик. Не знаю точно, как назывался спектакль, да и не в этом суть.

В нем не было сквозного сюжета. Были сценки, как бы подсмотренные в жизни, сатирические, порой гротескные.

Казалось, что сцена и зрительный зал единое целое. Театр "Каламбур", в который пригласили Анну Герман, был несколько иного рода. Его авторы назвали "Каламбур" "театром поэзии и музыки". Название во многом определило творческую направленность коллектива. Самодеятельные артисты читали со сцены стихи Мицкевича, Словацкого, Галчинского, Броневского, Тувима, исполняли под аккомпанемент гитары или рояля собственные песни на эти стихи.

Это не были концерты. Скорее, литературно-музыкальные композиции о любви к родине, которая требует от человека не громких слов, а гражданских поступков. На репетиции собирались почти ежедневно, поздними вечерами, когда в вузах Вроцлава кончались занятия в театре играли и студенты вечерних отделений.

Спорили до хрипоты, решения принимали сообща. И хотя точка зрения Ежи Литвинца не всегда совпадала с мнением коллектива, он всегда подчинялся воле большинства. Нравилось Ане в режиссере умение внимательно выслушать оппонента, постараться переубедить, а уж если почувствовал, что не прав, хлопнуть собеседника по плечу со словами: В этом не было ничего удивительного.

Из театра возвращались очень поздно, иногда и под утро - со звоном первого трамвая, а лекции в университете начинались в девять. О своем решении она вскоре известила Литвинца. Он посочувствовал; "Ну что ж, если не справляешься с занятиями, тогда давай отчаливай!

Только съездим в Краков - там ответственное выступление, и тогда "чао, бамбино, сори! Ей нравился этот древний город-памятник с узкими улочками, пролегающими среди низких каменных домов. Когда она приезжала в Краков, то обязательно шла в Вавельский замок, где теперь разместился Музей искусств.

Тут можно долго бродить по залам, от одного экспоната к другому, прислушиваться к пояснениям экскурсоводов у картин Матейко или к негромкому спору поклонников ультрасовременной живописи. Аня считала себя "консервативной": Потом можно было пойти в концертный зал и послушать Шопена, Листа, Глюка в исполнении студентов консерватории. Народу в зале мало, не то что на выступлении эстрадных коллективов. В основном это близкие родственники студентов, их друзья. Может быть, поэтому, несмотря на малочисленность зрителей, чувствуется какое-то приподнятое, торжественное настроение, будто вот-вот на сцене должно произойти чудо.

В этот свой приезд в Краков Аня не пошла в музей. Прямо с вокзала она отправилась в небольшую гостиницу на окраине города. Там передохнула - и прямо в театр.

Выступление "Каламбура" должно было состояться в концертном зале "Ювеналий", где считали для себя за честь выступить и многие известные профессиональные актеры. Еще в поезде Аня почувствовала озноб. Нет, это не была простуда заныла левая рука, сжало сердце на лбу выступил пот. Это верный способ, чтобы успокоиться". Так часто наставляла ее бабушка перед очередной экзаменационной сессией. Многих Аниных друзей поражало ее удивительное спокойствие. Даже в трудные, критические минуты никто не видел ее плачущей, растерянной лишь однажды мне довелось слышать в телефонной трубке ее рыдания, но об этом - позже Но что творилось в ее душе?

Какими огромными, а иногда просто нечеловеческими усилиями воли доставалось ей это спокойствие, знала только она. Озноб, тяжесть в груди не проходили даже тогда, когда до начала спектакля оставалось несколько минут. Она решила обратиться к Литвинцу и попросить, чтобы без лишнего шума вызвали врача. Врач пощупал пульс, измерил давление: Пейте по утрам кофе и занимайтесь спортом.

А сегодня вам лучше бы не выступать. Слово "напоетесь" резануло Анин слух. Оно прозвучало как-то пренебрежительно. Или нет, буду выступать в шахтерской самодеятельности и петь по праздникам за веселым шумным столом. Но доктора она не послушалась. В радостном возбуждении товарищей она как-то забылась и уже больше не обращала внимания на легкое головокружение, появившееся сразу после чашечки кофе, выпитого, кстати, по совету врача.